• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: ориджинал (список заголовков)
17:51 

Звёзды призрачных миров. Глава 3.

Дыши
Вау, не прошло и месяца, а прода уже здесь. Надеюсь, до нового года доберусь до десятой главы.
Приятного чтения :)

Глава 3. Северная роза.


В целом, вся Академия Хранительницы Ключей была куда больше, чем можно было себе представить. Почти все теоретические занятия проходили в учебном корпусе, размер которого не уступал, должно быть, замкам Средневековья; студенты, преподаватели и персонал проживали в жилых корпусах, которые находились на небольшом отдалении от центра территории, отделённые от учебного здания небольшим лесопарком. К северу располагалось четыре крытых спортивных зала, каждый из которых был наделён специфической защитой. В Синем зале проходила физическая подготовка, без всякой магии, поэтому он мало чем отличался от привычных Эрике спортзалов; разве что размеры были неоправданно громадными. В других Эрри пока ещё не бывала, но слышала, что в Белом зале проводится практика по целительству и некромантии, в Красном - демонологии и ритуалистике, в Зелёном - боевой магии.
В первые три дня Эрика разузнала об этом и успокоилась, полагая, что остальное она сможет узнать и потом, но зачёт по дисциплине с говорящим названием «Ориентирование по местности» перевернул все её представления о том, что должна содержать территория нормального учебного заведения.
Во-первых, академия располагалась не на части острова, как подумала Эрика, впервые взглянув на географическую карту мира, а весь остров составлял территорию академии. Этакое учебное заведение размером с половину Японии.
Во-вторых, этот остров являлся единственной политически нейтральной территорией, так что здесь обучались студенты со всего мира. Академия Хранительницы Ключей считалась одним из самых элитных учебных заведений, так что сюда попадали, в основном, наследники богатых семей или гении-простолюдины. Вылететь отсюда было в сотни раз легче, чем попасть в список учащихся.
В-третьих, большая часть территории академии представляла собой сплошной непроходимый лес, буквально кишащий различными опасными существами, значительную часть которых создавали сами студенты. И именно в таких условиях и сдавался зачёт по ориентированию.
Несмотря на то, что всю ночь накануне Эрика буквально зазубривала карту, не прошло и трёх минут, как она заблудилась. Связи с внешним миром у студентов, разумеется, не было: преподаватель, черноволосый неканоничный эльф устрашающей наружности с милым именем Маирад, считал, что если кто-то не способен без посторонней помощи прожить неделю в лесу, то за Грань ему и дорога. Эрри, чей опыт общения с природой сводился парой пикников в парке, была не слишком вдохновлена перспективой послужить кормом для местного зверья. Она проштудировала все учебники в библиотеке, выудила из навыков Аэрии парочку полезных умений, но...
Мрачный лес сплошной стеной окружал её. Откуда-то издали доносились птичьи трели, в которых то и дело проскальзывали подозрительные хриплые рычащие нотки. Всё вокруг дышало жизнью и враждебностью по отношению к выходцу из «каменных джунглей». Из всего оружия при ней был лишь какой-то клинок, название которого вылетело у Эрики из головы, стоило ей ступить на дикую территорию.
«А ведь даже если я умру, мой труп искать никто не будет», - тихо простонала девушка, обессиленно пускаясь на колени. Зря она сделала это: ткань штанов мгновенно пропиталась влагой.
Вдруг по её ноге что-то проползло. Оглушительно взвизгнув, Эрика отшатнулась в сторону, судорожно пытаясь вытащить онемевшими пальцами клинок из ножен. Наконец, ремешок поддался, но рукоять выскользнула из непослушных рук и угодила в траву; лезвие попутно полоснуло её по бедру, надрезав штаны.
Сквозь паническую дымку, застлавшую ей глаза, Эрри каким-то чудом углядела существо, притаившееся на её ноге. И только когда её рука на чистых рефлексах смахнула «опасность», девушка вдруг осознала, что это был жук. Обыкновенный мелкий жучок, не больше комнатного паучка.
Пожалуй, такой стыд она не ощущала очень давно.

***

С трудом продравшись сквозь заросли псевдо-плюща, отличающихся от привычных Эрике наличием шипов длиной с фалангу пальца, девушка буквально выпала на небольшую полянку. Если бы не то факт, что она находилась в самой гуще незнакомого смертельно опасного леса, Эрри могла бы назвать пейзаж умиротворяющим, но сейчас она порадовалась любой открытой площадке, пусть даже не такой обширной, как хотелось бы. Может, среди зарослей и могло быть безопаснее, но ей самой было куда спокойнее в месте, где она могла видеть происходящее на несколько метров вокруг. К тому же, сюда заходил тоненький ручеёк с ледяной водой, в который Эрика угодила, едва выбравшись из гущи леса.
Вся она перепачкалась в грязи, лесном мусоре, исцарапала всё лицо и руки, получила пару ссадин из-за неудачных падений, а ведь прошло немного времени! Она даже проголодаться не успела, да и солнце ещё не пропало полностью. На поляне было намного светлее, чем в лесу, и Эрика смогла убедиться в том, что до ночи оставалось ещё достаточно много времени для того, чтобы приготовить себе базовый лагерь.
Их задача на этом зачёте - выживание. Необходимо было неделю продержаться в этом дьяволом проклятом месте, а затем в самой академии преподаватель активирует специальный артефакт, который вернёт их в безопасные стены учебного корпуса. Живыми или в полуобглоданном состоянии, потому что руны связи и возврата вырезались прямо на их коже, чтобы кто-нибудь не потерял артефакт во время приключения.
Эрика задумчиво взглянула на своё предплечье, где были вырезаны руны. Их нанесение относилось к болевой категории уровня «больно, но не до крика»; только пара очень чувствительных особ из параллельной группы вскрикнула, остальные встретили это испытание с положенным им мужеством. Кто-то из парней даже умудрялся перебрасываться шуточками, пока профессор Маирад вырезал на их коже символы.
Несмотря на то, что о дезинфекции в этом месте, похоже, не слышали, раны не спешили гноиться или воспаляться. Да и они почти не беспокоили, хотя куда меньше царапины приносили Эрике несравнимо больше дискомфорта. Вот, например, царапина после пореза пальца бумагой ноет куда сильнее и назойливее.
«Ладно, надо соображать, что делать с лагерем», - Эрри осмотрелась, выискивая подходящие материалы.
Лес был смешанным, однако перевес был всё же за лиственными деревьями и какими-то непонятными растениями экзотического вида, которым, по логике, куда больше подошло бы находиться в джунглях. Исследовав небольшой кусочек леса вокруг поляны, Эрика нашла несколько лиан и достаточно широких листьев для того, чтобы соорудить нормальную палатку. Проблема была только в том, что делать подобные сооружения она не умела совершенно; оставалось надеяться, что у Аэрии имелся походный опыт в прошлом. Хворост тоже быстро нашёлся, несмотря на сырость.
Из пары уроков Древних Рун, которые она успела посетить, Эрика помнила только две небольшие цепочки для сооружения хоть и хлипенькой, но защиты. К сожалению, знания Аэрии, доставшиеся ей, были слишком туманны для таких точностей, поэтому она только имела представление о том, как стоит расположить обе цепочки, чтобы они не мешали работе друг друга.
К наступлению ночи она успела развести костёр и соорудить нечто, напоминающее палатку. После третьей провальной попытки сделать хотя бы каркас Эрика плюнула на всё и решила воспользоваться склеивающим заклинанием, которое, как ни парадоксально, в памяти Аэрии было достаточно чётким. В результате было создано нечто хлипкое и едва удерживающее равновесие, но с крышей. Вокруг места ночлега Эрри нанесла защитные цепочки рун ещё раз, решив подстраховаться на случай, если на неё выйдет какой-нибудь зверь.
В целом, всё было хорошо. Если не считать того, что вода была только сырая, из еды не было решительно ничего, да и хранить хотя бы воду было негде. Поэтому ей пришлось, поборов внутренний вопль ужаса, попить воды прямо из ручья, из него же ополоснуться и лечь спать, затушив костёр заклинанием. Определённо, магия - очень полезная вещь. Ещё бы уметь ей правильно пользоваться.
Сморенная почти смертельной усталостью после очень тяжёлого дня, Эрика уснула практически моментально.

***

Пробуждение выдалось не самым приятным. Во-первых, из-за неудобной позы затекло всё тело, во-вторых, с утра выпала роса, и всё «укрытие» Эрики превратилось в выездной филиал болота. К тому времени, как девушка продрала глаза, она успела вся пропитаться влагой и продрогнуть буквально до костей: несмотря на начало лета, утро было достаточно свежим. Как назло, на ум не приходило ни единого заклятия, которое могло бы высушить ей одежду, попутно не спалив её; так что Эрри, набравшись терпения, принялась сооружать костёр из подсыревшего хвороста, оставшегося после вчерашнего сбора материалов.
Стоило ей расправиться с одной из проблем, как мгновенно назрела следующая: её желудок, не получавший еды вот уже сутки, был решительно против голодовки, особенно в таком стрессе. Эрика слишком слабо разбиралась в нынешней флоре, чтобы с уверенностью сказать, какие растения можно есть, а к каким лучше не приближаться, так что вариант с вегетарианским столом отпадал. Девушка с сомнением покосилась на нож, прикреплённый к бедру. Поймать дикого зверя с этим? И это при её-то навыках? У любой глупости должны быть пределы.
Тем не менее, с запасами стоило что-то делать. Во-первых, надо найти что-то, где можно хранить воду. На краю полянки как нельзя кстати обнаружилось старое поваленное дерево; Эрике не стоило практически никакого труда оторвать большой кусок коры и обработать его ножом так, чтобы получилось что-то вроде чаши. И здесь пригодились чары склеивания, которые, похоже, были единственными из тех, какими Аэрия владела настолько хорошо, что её знания передались и следующей владелице тела.
Мда, ничего не скажешь, полезное умение.
При нормальном освещении Эрика стала заново перестраивать свою псевдо-палатку, пытаясь превратить её в укрытие, которое могло бы выдержать целую неделю. К тому времени, как она добилась результата, более-менее устроившего её привыкшую к комфорту душу, солнце уже было в зените. Параллельно с работой тело продолжало вспоминать былые навыки; руки Эрри словно действовали сами по себе, делая всё правильно, когда она переставала думать о том, как нужно действовать. Дополнительно она соорудила небольшую ограду из веток и лиан, щедро скрепив их склеивающим заклятием и нанеся защитные рунические цепочки.
Оглядывая результат своего многочасового труда, Эрика оказалась вполне довольна. Ещё бы решить проблему с едой и её приготовлением, и тогда неделя выживания могла бы превратиться в продолжительный пикник на свежем воздухе. Увы, это было недостижимой мечтой даже с остаточными навыками тела.
Вдруг она уловила посторонний шум: откуда-то справа-спереди слышался тихий шелест. Эрри застыла в ужасе; сердце гулко застучало, кровь, кажется, заледенела. Но мгновение спустя инстинкты тела взяли своё: онемевшие пальцы крепко схватили рукоять ножа, рука отвела оружие чуть назад, корпус наклонился вперёд, ноги слегка разъехались в стороны и согнулись в коленях, напружинившись. Пока сознание Эрики металось в панике, пытаясь сообразить, что же делать, тело Аэрии уже приняло боевую стойку, буквально вбиваемую в него годами тренировок.
Шелест раздался ближе; сердце Эрики ёкнуло, девушка почувствовала, что крупно дрожит, но пальцы не выпускали оружия, наоборот, чем ближе раздавались посторонние звуки, тем сильнее становился захват. И в то мгновение, когда это нечто должно было выйти на поляну, тело уже бросилось вперёд.
«Стоп, куда?! Даже не знаем, кто противник!» - взвизгнуло трусливое сознание Эрики, и только поэтому её движения замедлились.
Этого мгновения хватило, чтобы увидеть неожиданного гостя и затормозить как раз вовремя, чтобы чужой нож не воткнулся в её горло. Пару секунд оппоненты смотрели друг другу в глаза, тяжело дыша, и вдруг позади раздался голос, похожий на перезвон колокольчиков:
- Аэрия Найтрейн! Не ожидала, что мы встретимся, - и на поляну вышагнула миниатюрная лесная фея.
Конечно, этой девушке больше бы подошло пышное бальное платье или любой другой женственный наряд, но даже в походном камуфляже она была невероятно воздушна. Эрика не могла понять, то ли большие кристально-голубые глаза создавали такой эффект, то ли светлые волнистые волосы, собранные в высокий хвост, то ли почти кукольная фигурка незнакомки, но это было волшебно.
- Удивительное совпадение, - пренебрежительно фыркнула девушка с ножом, убирая оружие от горла Эрри единым слитным движением.
Вторая незнакомка, в противоположность «фее», была рослой и жилистой. Каждое её движение дышало силой и стремительностью, а в ярко горящие жёлтые глаза Эрика побаивалась заглянуть в лишний раз. Во время их столкновения зрачки «воительницы» были узкими, как у кошки, но сейчас они были совершенно обычными, человеческими; Эрри даже задумываться не хотела над тем, что это может значить. На смуглой коже, прямо под границей между кромкой тёмно-каштановых волос и шеей, угрожающе белел шрам, похожий на след от когтей дикого зверя, а из-под него выглядывал угол татуировки, которую невозможно было рассмотреть полностью.
- Эм... - Эрика растерялась на мгновение, поняв, что совершенно не знает этих двоих, хотя они, похоже, имели о ней сложившееся впечатление.
Но вдруг она вспомнила пару практических занятий, на которых они наверняка встречались, и имена сами всплыли в её памяти.
- Авила Лиэрис, Хельга Вейдманн, какая неожиданная встреча, - бросила она как можно высокомернее, хотя эффект явно портил её растрёпанный внешний вид.
Хельга - «воительница» - криво усмехнулась в ответ на её реплику, а вот Авила выглядела немного сконфуженной.
- Могу ли я называть тебя по имени, раз мы оказались в такой ситуации? - жутко краснея от смущения, робко произнесла «фея», стараясь, тем не менее, выглядеть увереннее. Её попытки выглядели не менее жалко, чем старания Эрики выглядеть пафосно.
- Конечно, - улыбнулась Эрри.
И только потом поняла, насколько сильно сглупила. Хельга с прищуром оглядела её и скептически хмыкнула.
- Свергнутая королева решила снизойти до простых смертных? - ядовито произнесла она, слегка приподнимая верхнюю губу; изо рта показались кончики слишком длинных для человека клыков.
- Хельга! - возмущённо воскликнула Авила, ткнув «воительницу» кулачком в бок. Та даже не шелохнулась от удара, но сделала на удивление покорный вид.
- Я понимаю, что моё поведение хорошим не назовёшь, но всё же произошедшее заставило меня многое пересмотреть, - медленно начала Эрика, тщательно взвешивая каждое слово. Нельзя было дать понять, что она вовсе не та, за кого её принимают.
- Или ты просто делаешь невинный вид, чтобы завести союзников в нашем лице, - презрительно бросила Хельга. - Твои приёмчики во второй раз не сработают, Найтрейн.
Угроза, прозвучавшая в её голосе, явно давала понять, что Эрике даже не стоит надеяться на тёплое отношение. Однако Эрри ждала реакции Авилы; насколько она понимала, именно от этой хрупкой девочки зависел исход их разговора.
- Может, она действительно изменилась, Хельга, откуда тебе знать? - ясные голубые глаза, казалось, смотрели в самую душу; по спине Эрики прошёлся неприятный холодок. - Тем не менее, нам нужен союзник, а у Аэрии уже есть готовая база. Втроём будет намного легче, ты не считаешь? - и она обернулась к «воительнице», глядя на неё своими огромными наивными глазами.
Хельга буравила её мрачным взглядом несколько секунд, но, раздражённо фыркнув, отвернулась, признавая поражение.
- Делай, что хочешь, - бросила она хмуро.
- Вот и отлично! - радостно хлопнула в ладоши Авила. - Давай ты сходишь на охоту, а мы пока приведём лагерь в порядок? Не против, Аэрия?
- Н-нет, - вымученно улыбнулась Эрика, пытаясь понять, что именно её насторожило в миниатюрной фигурке «феи».
- Как скажешь, - кивнула Вейдманн, разворачиваясь в сторону леса.
Авила, напевая под нос жизнерадостную мелодию, направилась к лагерю.
«И какого вообще...»
Вдруг плечо Эрики стиснули сильные пальцы; резкий рывок, и она оказалась прижата к груди Хельги.
- Только попробуй её тронуть, и твой труп больше не найдут, - прорычала ей на ухо «воительница», опалив шею горячим дыханием.
Почему-то Эрри подумалось, что в этот момент её глаза снова горят жёлтым пламенем.



@темы: Звёзды призрачных миров, ориджинал, фанфик

15:40 

Звёзды призрачных миров. Глава 2.

Дыши
Как обычно, ВАРНИНГ: вычитки ноль, грамматики ноль, внимания ноль, да ещё и клавиатура западает. Про обоснуй и речи не идёт.


Глава 2. Дитя льда.

Эрика внимательно изучала своё отражение в зеркале, строя различные рожицы. «Эрри», чьё полное имя звучало как Аэрия Найтрейн, обладала совершенно другой мимикой, поэтому приходилось подолгу делать глупые на вид упражнения, чтобы привыкнуть к новому лицу. Наиболее хорошо получались выражения а-ля «я королева мира» и «ты грязь под моими каблуками», а это значило, что прежняя владелица тела была отнюдь не самой приятной персоной.
О том, что случилось с душой Аэрии, Эрика старалась не задумываться; ей было достаточно того, что у неё пока не намечалось шизофрении, и она могла полностью контролировать движения. К слову, о движениях. За неделю пребывания в этом мире Эрика едва научилась держать равновесие и не врезаться в окружающие предметы, потому что у этого тела совершенно невозможная координация! В смысле, практически полное её отсутствие. Зато рефлексы, как ни парадоксально, работали на ура.
Она по-прежнему не могла понять, неужели удар от потери Мелиссы был настолько силён, что ей дали возможность совершить невозможное? Миллионы людей теряют своих близких, но никто из них не отправляется в другой мир, чтобы вернуть к жизни любимых. К тому же, не так уж близки они были с Мелиссой, если подумать. Да, она была её единственной подругой, но её компания приносила куда больше беспокойства, чем пользы.
Эрика вспомнила, как вело себя то странное существо, которое настойчиво толкало её к заключению сделки. Он слишком торопился. К тому же, по его виду нельзя было сказать, что он принял бы отказ или промедление. Эрика досадливо поморщилась. Неприятно было осознавать, что ты являешься одной из шестерёнок чьего-то плана, но тут уж ничего не попишешь. Она уже в другом мире, и до возвращения домой осталось двенадцать месяцев и три недели, если она верно помнила условия сделки. За это время ей нужно найти Мелиссу и уговорить её вернуться, иначе она потеряет память.
«Хотела весёлой жизни? Получи и распишись», - вздохнула девушка, потерев глаза. После нескольких часов кривляния перед зеркалом мимические мышцы нещадно ныли, ужасно хотелось спать, но Эрика из последних сил боролась с сонливостью: завтра её первый учебный день, и за остаток вечера и ночь необходимо сделать многое, чтобы окружающие ничего не заподозрили. Многое можно было бы списать на последствия ритуала, о котором в курсе была вся академия, но только не то, что бывшая «королева» вдруг стала совершенно иной. Насколько Эрика могла судить, в ближайшее время к ней будет приковано слишком много взглядов, и сейчас важно как никогда не допускать грубых ошибок.
Девушка вновь вернулась к собственному отражению. Первое, что бросалось в глаза - осанка и походка. Мышечная память - великая вещь, однако Эрри понимала, что для убедительной игры одних рефлексов будет маловато; здесь нужно чувствовать себя хоть и сверженной, но не сломленной королевой. Она попробовала пройтись перед зеркалом, но походка получалась слишком деревянной и неестественной, будто бы она чувствовала себя некомфортно. Ещё бы ей было удобно в чужом теле, как же...
На миг Эрике подумалось, что всё-таки хорошо, что её соседку по комнате исключили из академии, и сейчас она живёт одна. Как бы ей пришлось выкручиваться в противном случае, она даже думать не желала.
Когда девушка смогла добиться достаточно уверенной походки, прошло несколько часов. До идеала было далеко, но Эрри надеялась, что этого будет достаточно на первое время. Проблем, впрочем, было хоть отбавляй, и самая насущная из них - волосы. Привыкшая к короткой причёске, Эрика и подумать не могла, что длинные волосы - это такая морока. К тому же они были яркими. Они, чёрт возьми, были рубиновыми! Правда, на старых фотографиях у Аэрии были относительно нормальные чёрные волосы, отливающие фиолетовым на солнце, но, очевидно, прежней владелице тела это показалось слишком скучным, и она что-то сотворила со своей шевелюрой. Что ж, оставалось надеяться, что от этого можно избавиться и вернуть натуральный цвет.
Вообще, хоть личной памяти предыдущей владелицы тела у неё не было, она хорошо ориентировалась в мире и, должно быть, обладала знаниями, которыми владела та девушка. Очень странный феномен, которого не должно быть при перемещении в чужое тело, насколько Эрри понимала. Хотя она исходила из прочитанных фанфиков, так что кто его знает, как дела обстоят на самом деле.

***

Уснула Эрика только за пару часов до подъёма, так что не было ничего удивительного в том, что, когда в её дверь внезапно настойчиво застучали, то ей захотелось без промедлений убить утреннего визитёра. Выбравшись из-под одеяла, девушка едва ли не доползла до двери и резко распахнула её, тут же шагнув в сторону. Рефлекс сработал очень вовремя: чей-то кулак ударил воздух как раз в том месте, где мгновение назад находилось её лицо. Раздался удивлённый возглас, и в комнату неуклюже ввалился Вельх, то самое рыжее недоразумение, не желающее её оставлять даже тогда, когда она сама об этом просила.
- Доброе утро, Эрри! - бодро воскликнул Вельх, с любопытством и заботой одновременно оглядывая её. Не заметив новых синяков и ссадин, он заметно воодушевился.
Эрика бросила короткий взгляд на настенные часы. Половина восьмого. Очень доброе утро, особенно если учесть, что занятия начнутся аж через час, и ещё полчаса она могла совершенно спокойно отдыхать.
- Утро, - мрачно бросила она, закрывая дверь за утренним гостем. - У тебя больше не нашлось важных дел на сегодня?
- М? - парень, с интересом рассматривающий бардак на её письменном столе, вопросительно хмыкнул и сделал такой вид, будто бы её побудка - это самая важная и ответственная миссия в его жизни.
- Неважно, - раздражённо фыркнула девушка, устало прижимая прохладную ладонь к горячему лбу. - Я умываться.
И поскорее скрылась за дверью ванной, не слушая уже набирающий обороты жизнерадостный трёп Вельха.
Когда она закончила с водными процедурами, в её комнате уже успели навести порядок. Эрика могла бы возмутиться и заявить, что она не просила об этом, но недельный опыт общения с этим рыжим существом уже показал, что это бесполезно. Более того, Вельх сделает такое выражение лица, что только обнять и плакать; будто бы для завершения картины «Худшее утро в жизни» не хватало только угрызений совести. Если ему доставляет удовольствие игра в «Госпожа и её покорный слуга», почему бы и нет, в принципе. Каждый развлекается так, как может.
- Как себя чувствуешь? Уже лучше? - Вельх заботливо протянул ей оглаженную (когда только успел?) форму и отвернулся, давая ей возможность переодеться.
- По сравнению с тем, что было в палате, - да, - бросила Эрика, то и дело бросая на постороннего парня в её комнате напряжённые взгляды. Но рыжий не делал даже намёка на лишние движения, и это её частично успокоило; впрочем, оделась она всё равно с максимальной поспешностью. - Кстати, ты мне ответишь, почему так опекаешь меня?
Вельх пожал плечами, по-прежнему не поворачиваясь к ней.
- Я закончила, - страдальчески вздохнула Эрри.
Парень мгновенно обернулся и критически осмотрел её. Недовольно цыкнув, он поправил форменный галстук и перестегнул пуговицы жилетки, которые Эрика из-за поспешности совершенно перепутала.
- Тебе нужно показать всем своим видом, что произошедшее тебя нисколько не сломило, и ты по-прежнему сильна, - мягко улыбнулся он ей, приведя её внешний вид в порядок. - После ритуала ты стала куда более рассеянной, а любую мелочь Алиса может раздуть в целую трагедию, сама знаешь.
Эрри целых десять секунд напрягала память, пытаясь вспомнить что-то о загадочной Алисе, которую он упомянул, но вдруг её осенило. Точно! Это новая «королева» академии. По словам Вельха (точнее, оговоркам), ещё более неприятная личность, чем сама Аэрия, эгоистичная самовлюблённая богатенькая девочка-гений, которая, наконец, дорвалась до власти. С такой будет очень сложно иметь дело. К тому же, Алиса знает Аэрию едва ли не лучше, чем себя, если они были заклятыми врагами долгое время, так что в общении с ней надо быть на миллиард процентов осторожнее, чем с остальными.
И как в таких условиях начинать поиски Мелиссы?
- Единственное, что меня раздражает, - необходимость восстановления репутации, - пробормотала Эрика едва слышно, но Вельх всё равно услышал её.
- Ритуал сильно изменил тебя, - произнёс он в замешательстве, запустив длинные тонкие пальцы в свою огненную шевелюру. - Но не сказать, чтобы мне это не нравилось, - он солнечно улыбнулся.
Эрри раздражённо фыркнула: «Да, конечно, всё ради тебя, мой дорогой Вельх»
Она была бы рада избавиться от его назойливого общества, но тогда бы она осталась совершенно без ориентиров в чужом мире. Так что пока она не сможет самостоятельно стоять на ногах, придётся терпеть его чрезмерное внимание и заботу. К тому же, это хоть и раздражало, но всё же льстило ей. Кто сказал, что быть «госпожой» так уж неприятно?

***

Взглядов было куда больше, чем ожидала Эрика. Они буквально приколачивали к полу своим весом, прокалывали насквозь остротой и пронзительностью; если бы не моральная поддержка в виде Вельха, следующего за ней в полушаге справа, то она бы наверняка уже чем-то выдала себя. А пока она шла по коридорам с высоко поднятой головой, гордо чеканя шаг; стук каблуков отдавался в её мозгу, перекрывая, казалось, все звуки внешнего мира. Сердце бешено колотилось от страха быть разоблачённой в любую секунду, и Эрри с трудом сохраняла хладнокровное выражение лица. Пальцы мелко дрожали, но девушка не позволяла себе вцепиться в ремень сумки: это было бы проявлением слабости, фатальной в данной ситуации.
Ничего. Эрика мысленно утешала себя тем, что вскоре столь пристальное внимание будет обходить её стороной. Больше она не полезет на «вершину», не будет состязаться в популярности с Алисой, а просто спокойно приступит к тому, ради чего и явилась в это мир: поискам и возвращению домой Мелиссы. Может быть, ей даже удастся вновь вернуться к привычной жизни «тихой мышки». Да, точно, почему бы и нет? Раз Вельх списал изменения её характера на последствия ритуала, то вряд ли другие отреагируют столь остро, как представляла Эрика.
Приближение главной опасности Эрри почувствовала ещё до того, как увидела её. Кожа над лопаткой назойливо зачесалась, как от комариного укуса, и в голову тут же ударил адреналин. Рука потянулась к воображаемому мечу, и Эрика с трудом удалось остановить её в начале пути.
«Что это было?!»
Но у неё не было времени размышлять над произошедшим. К ней с холодной улыбкой превосходства на красивом лице приближалась ледяная дива. У неё были совершенно белые волосы, отливающие льдом в солнечном свете, льющимся из окон; прямые длинные пряди слегка развевались от её стремительного шага. Холодные тёмно-синие глаза с фиолетовыми «глыбками» (или это обман зрения?) сверкали торжеством победительницы, с триумфом вышедшей из битвы со своим смертельным врагом. Она была безупречна. И осознание этого совершенства отрезвило Эрику, восхитившейся холодной красотой девушки.
Внутри неё задрожала напряжённая струна; её низкая вибрация огненными сполохами пробежала по венам, заставляя кровь вскипеть в преддверии реванша.
- Аэрия, - протянула дива с высоты своего пьедестала. - Рада видеть тебя в полном здравии. Как прошла твоя неделя? Слышала, что мадам Рихтен не хотела выпускать тебя так рано. Не замечала за тобой столь сильную тягу к знаниям, - и каждое её слово царапало кожу кристаллами ядовитого льда.
- Алиса, - Эрика не смогла скрыть напряжение в голосе, что, конечно же, не укрылось от внимания «ледяной королевы»: её глаза торжествующе блеснули, но на лице по-прежнему сияла полная холодного достоинства улыбка.
Что отвечать? Как себя вести? Эрри знала, что нельзя поддаваться эмоциям, нужно действовать на холодную голову, но весь её самоконтроль рушился к чертям, подтачиваемый внутренним огнём (откуда только взялся?), страхом и паникой.
Наверное, именно эта смесь эмоций и заставила её губы растянуться в ядовитой усмешке, а тело расслабиться.
- Вижу, ты быстро подобрала упавшую на пол корону. И как? Пыль не ударила в нос? - едва не пропела она, насмешливо щуря глаза.
Её слегка вело, будто бы она выпила бокал вина; то и дело тянуло на полубезумное хихиканье. Был бы её разум в нормальном состоянии, она бы ужаснулась своему поведению, но что толку думать об этом сейчас? Ведь злить эту фальшивую маленькую ледяную принцесску та-а-а-ак весело!
Глаза Алисы угрожающе сощурились; улыбка застыла на красивом лице кривой гримасой.
- Кажется, прерогатива катания в пыли отныне принадлежит тебе, Аэрия, - имя она произнесла с нескрываемым презрением. - Удачи на новом поприще, Падшая.
И, эффектно развернувшись на каблуках, она с прежним достоинством удалилась прочь. Когда кончики белых волос скрылись за ближайшим поворотом, на Эрику накатила неожиданная слабость; она бы обязательно оступилась, не приди ей на помощь Вельх.
- Ты отлично держалась, - шёпотом приободрил он её, улыбнувшись. - Позволь мне нести твою сумку, - громче произнёс парень, глядя на неё со столь явным обожанием, что Эрри передёрнуло.
- Держи. И аккуратнее, - бросила она максимально высокомерно, скрывая дрожь в голосе.
- Конечно, - подобострастно закивал рыжий, вновь отступая на полшага назад и начиная очередной круг своего жизнерадостного трёпа.
Кожа перестала чесаться; на тело навалилась свинцовая тяжесть. Похоже, эта короткая перепалка отняла больше энергии, чем можно было себе представить. Эрика с ужасом думала о том, что в таком состоянии ей необходимо продержаться целый учебный день, и ведь ещё не факт, что на протяжении этого времени она не столкнётся с Алисой вновь.
Ей повезло, что они с «дивой» учились в разных группах. Единственное, по расписанию они пересекались на практических занятиях, на которых собирался весь их курс, но это можно было перетерпеть. Однако и Вельх числился в другой группе, так что выживать в коллективе совершенно незнакомых людей ей придётся в одиночку.
С трудом сглотнув накопившуюся слюну, Эрика толкнула дверь аудитории и, изо всех сил борясь с охватившей её дрожью, ступила внутрь. На неё уставилась дюжина чужих взглядов; почти все они горели враждебностью. Лишь трое - две девушки и парень - скользнули по ней равнодушным взглядом, слишком занятые своими делами, чтобы обращать внимание на её появление. Повезло, что свободным осталось только одно место, находящееся в самой дальней части аудитории, и Эрри поспешила занять его, с трудом сохраняя прежний высокомерный шаг. Кто-то сбоку раздражённо фыркнул, послышалось злобное бормотание, но ей было не до них. Добравшись до свободной парты, она с облегчением заняла место, спрятав дрожащие пальцы под столом.
Оставалось надеяться, что это выглядело достаточно «царственно» со стороны.
Кожу над лопаткой коротко кольнуло, но ощущение мгновенно пропало, как только прозвенел колокол.



@темы: Звёзды призрачных миров, ориджинал, фанфик

21:08 

Звёзды призрачных миров. Глава 1.

Дыши
Внимание: не прошло вычитку, возможна куча очепяток, тавтология, бла-бла-бла...
Да начнётся необоснуйная фигня!
Кхм...
Просто не спрашивайте ни о чём.

----
Глава 1. Мир за гранью.

Ей снились тени. Они кружили вокруг неё, касаясь своими призрачными пальцами её плеч и лопаток и о чём-то негромко перешёптывались. Их язык был не знаком Эрике, но в нём было что-то такое, что заставляло прислушиваться к издаваемым звукам. Отрывистые резкие звуки чужой речи что-то пробуждали в её сознании, затрагивали какие-то струны, но это ощущение было слишком расплывчатым, чтобы можно было что-то понять.
- Немногим нравится слушать их, - раздался за её спиной знакомый голос, полный насмешливых и высокомерных ноток.
Эрика, сглотнув, медленно обернулась. Среди мрака, практически сливаясь с ним, стоял «тусовщик» из клуба. Как ни странно, именно сейчас она смогла разглядеть черты его лица, хотя видимого света в этом месте не было. Её взгляд скользнул по косому шраму, рассекающему острую скулу, странному переплетению чёрных линий у виска и остановился на глазах. Если всё его тело будто бы было соткано из дыма и тени, то глаза казались пугающе реальными. Они, словно два горящих кристалла льда, светились в темноте дьявольским пламенем. Узкий вертикальный зрачок то появлялся, то исчезал, оставляя только ярко-голубую радужку. Белков глаз же вовсе не было, что было одновременно пугающим и завораживающим зрелищем. Несмотря на довольно-таки отталкивающую внешность, этот молодой человек (человек ли?) притягивал к себе взгляд, будто гипнотизируя. Только издевательская усмешка, скользнувшая по тонким белым губам, заставила Эрику собрать остатки воли и отвести взгляд.
- Где мы? - произнесла девушка, стараясь вести себя максимально хладнокровно. После недавней истерики сделать это оказалось на удивление легко.
«Тусовщик» окинул взглядом окружающее их пространство, мимоходом погладив одну из теней, которая издала мурчащий звук.
- Не знаю, - пожал он плечами. - Это твоё подсознание, тебе и быть гидом.
- Моё? - Эрика запнулась.
Она представляла своё подсознание скорее как большую библиотеку или какой-нибудь остров, но точно не так.
- Кстати, ты не спросила, что я тут делаю, - вновь неприятно ухмыльнулся парень, окидывая школьницу пронзительным взглядом.
Эрика поёжилась, но упрямо вздёрнула подбородок, не желая показывать своего дискомфорта. Если это её подсознание, то она и должна быть хозяйкой положения, а не всякие плоды её, как оказалось, вполне жизнеспособной фантазии.
- Это же сон. Мало ли, что в нём может происходить, - хмыкнула она, холодно глядя прямо в глаза молодого человека.
Лучше бы она этого не делала. Голубые «кристаллы» будто бы стали светиться ярче, и её снова куда-то повело. Девушка крепко зажмурилась, пытаясь прогнать неожиданно возникшее головокружение. Вроде бы во сне у неё не должно быть подобных проблем, разве нет?
- О, точно, - парень издал короткий смешок. - Ну, раз это сон, то в нём могут происходить самые разные вещи и заключаться самые разные сделки, - его голос так и сочился ядом, и Эрика едва сдерживалась от того, чтобы не нагрубить незваному гостю.
- Сделки? - подозрительно прищурилась школьница, скрестив руки на груди. Почему-то ей стало неуютно. Груди коснулся холодок, но отличный от привычного ветра. Она не могла понять, в чём это отличие, но оно ощущалось слишком явно.
- Именно так. Скажи, мышка, тебе никогда не хотелось исправить прошлое? Скажем, вернуться на несколько часов и исправить некоторые ошибки? - молодой человек повёл кистью, создавая маленький вихрь. Тени взвились вокруг него, клубясь во мраке.
Эрика нахмурилась. Этот сон был слишком странным. Вернуться в прошлое? Что за бред? Это же невозможно. А если бы и был способ обратить время вспять, то это породило бы слишком много парадоксов.
Вдруг ей по вискам ударила тяжесть. Вспышки света. Единственный голубой глаз, торчащий из разорванной глазницы. Изорванная женская майка.
Усмешка «тусовщика» стала шире, обнажились острые клыки.
- Что, если я скажу, что Мелисса может вернуться к жизни? Что, если я могу вернуть тебя в прошлое на несколько часов назад и предотвратить катастрофу? - его рокочущий голос проникал, казалось, в каждую клеточку её тела.
Девушка зажмурилась, зажимая ладонями уши. Нет, это слишком хорошо звучало. Это же сон, всего лишь очередной бред её воспалённого сознания! Но она не могла признать, что на миг ей хотелось поверить в то, что эта встреча происходит на самом деле. Что у неё действительно есть шанс спасти целую жизнь. И от этого противоречия между разумом и душой она начинала понемногу сходить с ума.
- Поверь, это возможно. Тебе всего лишь нужно найти её душу, воплотившуюся в другом мире, и уговорить вернуться обратно. Всё же так просто, мышка. Одно маленькое путешествие, и Мелисса снова жива, а твоя жизнь возвращается в колею, - низкий вкрадчивый голос окружил её, подхватил на своих мягких волнах, заставив оторвать ладони от ушей и прислушаться.
Голубые кристаллы, обещающие ей спасение, так заманчиво сверкают в этой тьме. Да, всего лишь маленький шаг, одно небольшое путешествие, и всего этого кошмара уже не будет. Ей всего лишь нужно согласиться на эту небольшую авантюру, и всё вернётся на круги своя.
И только настойчивая мысль о том, что всё имеет свою цену, заставила её замереть с уже протянутой рукой. Голубые кристаллы раздражённо сверкнули, но продолжали смотреть на неё с прежней настойчивостью.
- А... что взамен? - хрипло выдохнула она, дрожа от охватившего её густого холода.
- Если на тринадцатое полнолуние душа Мелиссы не вернётся в твой мир, ты забудешь всё, что было с момента этого разговора. Больше ничего.
И почему-то она поверила его словам. Её ладонь оказалась в его руке, и они оба вспыхнули ярким пламенем, разгоняя окружающий их мрак. Голубые кристаллы торжествующе засверкали, но тут же потухли, растворяясь в огне вместе с молодым человеком. И как только густой холод сменился удушающим жаром, Эрику с силой куда-то потянуло.

***

Всё тело было скованно ноющей болью. Каждую мышцу словно вырвали из тела, перекрутили и вставили обратно, попутно исцарапав все кости. Голова раскалывалась от давления, а в горле было так сухо, что даже дышалось с трудом. Руки и вовсе пылали так, будто с них заживо содрали кожу и сунули голые мышцы в костёр. Глаза застилали слёзы, но Эрика не была уверена в том, что из них не текла ещё и кровь, так сильно слиплись ресницы.
Будто сквозь вату она слышала какой-то шум. Чьи-то голоса, смутно знакомые и совершенно чужие одновременно, звучали на периферии сознания. Её вдруг грубо схватили за плечи и сильно встряхнули. Этого хватило, чтобы Эрика вновь провалилась в беспамятство.

***

Следующее пробуждение оказалось чуть менее мучительным, но всё же болезненным. Всё тело словно превратилось в желе; Эрика не могла даже пальцем пошевелить. Головная боль по-прежнему не унималась, с силой стуча по вискам. Во рту стоял мерзкий привкус, словно её заставили съесть тухлую тушу крысы, но хотя бы горло уже не так драло от сухости. Она не могла понять, где находится, но резкий запах, чем-то напоминающий больничный дух, её немного успокоил. Всё-таки её нашли и отправили на лечение... Или на эксперименты.
Вдруг её рука поменяла положение: её слегка приподняли. Впрочем, Эрика всё равно не могла ощутить, что с ней делали, поэтому она вновь нырнула в сонный мрак, окунаясь в приветливые тени, вновь окружившие её своими прикосновениями и шёпотом.

***

Она проснулась от ощущения чьего-то пристального взгляда на собственном лице. Вздрогнув, Эрика распахнула глаза, но сразу же зажмурилась, ослеплённая неожиданно ярким светом. И практически сразу она поняла, что вновь может чувствовать собственное тело. Оно ощущалось несколько тяжелее, чем она помнила, к тому же, мышцы слушались её на удивление хорошо, и не было привычной боли в спине. Поглощённая анализом собственных чувств, она не сразу заметила, как в помещении стало шумнее.
Её плеча кто-то аккуратно коснулся, и Эрика рискнула приоткрыть слезящиеся глаза. Свет вновь резанул по зрению, но уже не так сильно, как в первый раз, и постепенно девушка стала привыкать к освещению.
Перед ней замаячило бледное веснушчатое лицо какого-то щуплого паренька со всколоченной рыжей шевелюрой. За толстыми линзами очков виднелись огромные синие глаза, полные беспокойства и невероятного облегчения. Он выглядел лет на тринадцать, хотя что-то подсказывало Эрике, что он является её ровесником.
- Эрри! - воскликнул он со слезливыми нотками в голосе. - Ты пришла в себя!
«Спасибо, кэп», - поморщилась от резкого звука девушка, прижимая указательные пальцы к вискам. Молоточек в голове вновь дал о себе знать, выстукивая в черепе раздражающий ритм.
- Я позову мадам Рихтен! Она просила сообщить ей сразу. Ох, и напугались же мы, когда ты во время ритуала... - паренёк прикусил язык, невольно прервав свою тарабарщину. - В общем, я сейчас вернусь!
И пулей вылетел из помещения. Эрика, всё ещё морщась от головной боли, осторожно осмотрелась.
Это была большая комната, чем-то напоминающая больничную палату. Восемь кроватей, поставленных изголовьями к серовато-белым каменным стенам, были заправлены белым бельём. Одно место у дальней стены занимала девушка; её длинные чёрные волосы разметались по подушке, создавая резкий контраст. Бледное лицо было безмятежно, однако Эрика каким-то образом чувствовала, что её сестре по несчастью очень больно.
Сглотнув вязкую слюну, девушка опустила взгляд на собственные руки. Ещё при первом взгляде что-то в них показалось ей странным, но сейчас она окончательно осознала, что эти руки принадлежат совершенно другому телу. Бледная загрубевшая кожа ладоней была испещрена уже почти зажившими шрамами, складывающимися в странные символы и геометрические фигуры. Пальцы, куда более сильные и длинные, чем у Эрики, были забинтованы; что-то в их форме было неправильным, будто фаланги пальцев отрастали заново. Приподняв простынь, укрывающую её тело, девушка внимательно изучила новую фигуру. Чуть более высокая, чем раньше, намного мускулистее, совершенно не женственная. Острые коленки, тонкие лодыжки, но при этом сильные мышцы ног, особенно выделялись бёдра. Судя по всему, в этом мире Эрика оказалась спортсменкой, причём почти профессиональной, несмотря на юный возраст.
Впрочем, она и не ожидала, что попадёт примерно в то же тело, что было у неё дома. Правда, она думала, что в кои-то веки станет более привлекательной и яркой, чем раньше, но жиденькие светлые волосы, ниспадающие ей на плоскую грудь, убивали последнюю надежду на везение.
Оставался один вопрос: сон или не сон? С одной стороны, происходящее было жутким бредом, однако все ощущения были более чем реальны. Выходит, эта сделка всё же произошла в реальности, и Эрика влипла в приключение, о котором мечтала едва ли не с детства: она попала в другой мир. И пришла сюда за душой своей подруги из родного измерения.
Девушка задумчиво пошевелила пальцами руки, которые до сих пор не могла толком ощущать. На неё накатила странная апатия. Паника и истерика, охватившая её после гибели Мелиссы, плескались где-то на краю сознания, погружённые в море почти неестественного спокойствия. Идея заключить сделку непонятно с кем ради того, чтобы вытащить с того света взбалмошную девчонку, которую и подругой-то назвать сложно, показалась крайне глупой. И это она осознала сразу при пробуждении! Как же ей протянуть с таким настроем до тринадцатого полнолуния, Эрика не могла представить.
Её размышления прервал треск резко распахнувшейся двери. В комнату скорее влетела, чем зашла полноватая подвижная женщина в белых одеждах. Не успела Эрика даже пикнуть, как уже оказалась уложенной обратно на подушку, и над ней принялись водить странным предметом, что-то бормоча под нос. Из-за плеча дамочки выглядывал рыжий паренёк, по-прежнему выглядящий весьма обеспокоенно. По нему было видно, что ему не терпится что-то делать, и вынужденное ожидание его крайне нервирует.
Наконец, бормотание стихло, и странный предмет, похожий на плод запретной любви мобильного телефона и булыжника, скрылся из поля зрения Эрики. Медсестра (мадам Рихтен, кажется) облегчённо перевела дух и улыбнулась ей.
- Мисс Найтрейн, Ваше ментальное и физическое состояние удовлетворительное. Ещё пару дней полежите в палате, а затем можете вернуться к занятиям, - голос у женщины оказался мягким и глубоким, вызывающим ассоциацию с пушистым пледом. Выражение зелёных глаз, скрытых за прямоугольной оправой очков, впрочем, контрастировало с тоном: в них читался упрёк.
- Эм-м... Мадам Рихтен, а что произошло? - решилась задать вопрос Эрика, почему-то оказавшаяся Найтрейн.
Улыбка медсестры стала ещё мягче, однако в глазах мелькнула злость. Это покоробило девушку, но благодаря ощущению полного спокойствия ей удалось сохранить хладнокровие.
- Сейчас Вам нельзя волноваться, но будьте уверены, что наказание Вас не минует, - произнесла мадам неожиданно стальным голосом.
- Это меня нисколько не успокоило, - едва слышно пробормотала Эрика, но медсестра её услышала. Её глаза сощурились, улыбка исчезла с миловидного лица.
- Может быть, произошедшее хоть чему-то научило Вас и вашу компанию, мисс Найтрейн. Вам повезло, что директор решил не сообщать родителям о том, чем Вы занимались, и не отчислил всех вас из академии, хотя имел на это право. Думаю, это всё, что Вам необходимо знать, - чётко выговаривая каждое слово, сказала она, прожигая тяжёлым взглядом лежащую на постели школьницу.
Вдруг цвет её глаз начал неуловимо изменяться, постепенно становясь синим, и напряжённая фигура медсестры стала на глазах расслабляться. Когда метаморфозы закончились, мадам Рихтен вновь мягко улыбалась.
- Мисс Найтрейн, Вам принести сонное зелье? - поинтересовалась она ласково.
- Н-нет, благодарю, - вымученно улыбнулась Эрика, сбитая с толку неожиданным изменениями.
Постепенно спокойствие куда-то уходило, и эмоции вновь начали возвращаться к ней.
- Тогда отдыхайте. Вельх, думаю, твоей подруге нужно немного отдохнуть, - она, улыбнувшись рыжему пареньку, вывела его из палаты.
- Я ещё зайду, Эрри! - успел крикнуть рыжий перед тем, как за ними захлопнулась дверь.
«Почему он называет меня Эрри?» - мысль о том, что в этом мире её могут звать как-то иначе, всё ещё не прижилась в голове Эрики.
Тишина слишком давила на уши, и девушка принялась вполголоса напевать какую-то мелодию, стараясь не слишком тревожить соседку по палате. Прикрыв глаза, она расслабилась, и музыка обрела свой ритм.
Раз-два-три, раз-два-три. Воображаемые тени танцевали вальс.
Вот первая пара кружится в центре залитой лунным светом площадки. Они едва касаются друг друга, но с каждым описанным кругом расстояние между ними сокращается, пока они не сжимают друг друга в объятиях настолько крепких, что сложно различить их фигуры.
Луч серебристого света выхватывает из мрака ещё две пары. Их движения точно выверены, но в них нет и капли чувств. Они идут по кругу, не пересекаясь друг с другом. Но вот совершенно случайно они проходят близко и замирают за мгновение. Девушки тянутся друг к другу, но их кавалеры вновь уводят их, и тонкие руки, затянутые в кружевные перчатки, не успевают сойтись в прикосновении.
Раз-два-три, раз-два-три.
Оживает ещё одна пара теней. Мужчина крепко сжимает ладонь девушки, чьё лицо скрыто за маской. Он тянется к ней, а она пытается вырваться из его объятий.
Пятая пара едва не летит над землёй, их танец завораживает своей лёгкостью и гармоничностью. Но вдруг силуэт кавалера тает, и дама обессиленно падает на колени, вновь застывая во мраке.
Первая пара вновь продолжает двигаться, когда их касается лунный свет. Их лица тянутся друг к другу, и ритм танца замедляется. Они замирают в объятиях друг друга, готовые слиться в поцелуе, и вдруг женский силуэт рассыпается серебристой пылью.
Девушки вырываются из объятий своих кавалеров и бегут навстречу друг другу, но, встретившись в центре площадки, падают замертво, едва касаясь друг друга кончиками пальцев.
Дама в маске прижимается к груди мужчины, спрятав своё лицо. Его хватка ослабляет, и он заключает свою партнёршу в нежных объятиях, продолжая медленно вести её в танце.
А затем полумрак рвёт в клочья вспышка яркого света, и барабанные перепонки разрывает нечеловеческий крик, полный боли и ужаса. И вот уже мужчина склоняется над распростёртым на земле телом юной девушки, занося над ней руку с зажатым в ней ножом. Их силуэты пожирает ярко-голубое пламя, и всё тонет в очередной вспышке света.



@музыка: Two Steps From Hell – Вlаckhеаrt

@темы: Звёзды призрачных миров, ориджинал, фанфик

22:00 

Звёзды призрачных миров. Пролог.

Дыши
Работа, родившаяся в результате непонятно каких размышлений. Наверное, в последнее время я слушала слишком много классической музыки.
Внимание: не отредактировано, не прошло вычитку, публикуется по мере написания, т.е. прода кто его знает когда. Ах, да, и ещё главы невыносимо маленькие, над чем, впрочем, стараюсь работать.
Краткое описание:
Эрика никогда не думала, что её привычная и вполне устраивающая её жизнь может круто измениться в один миг. Всего один вечер, одна потерянная жизнь, и всё катится к пропасти. Контракт с непонятным существом открывает новый мир, и впереди лишь тринадцать полнолуний на исправление ошибок.


-----

Пролог.

«Летят минуты, мили, годы,
Пусть даже так вся жизнь пройдёт.
Пусть исчезают горы, воды,
Он верит, что её найдёт...»
Н. Гребенко «Звездопад»

 

Ритмичная электронная музыка давила на уши, взрывала череп и буквально выдавливала глаза. Потные люди, чьи тени сливались в единое жуткое пламя, дрыгались под эти ритмы, и их рваные движения походили на эпилептический припадок. Некоторые пытались перекричать музыку, но лишь срывали голос, и это их, похоже, только сильнее веселило. Вспышки света выхватывали из мрака жуткие силуэты, и Эрика старалась не обращать внимания на то, под какими невероятными углами изгибались тела людей во время «танцев».
Ей никогда не нравились клубы и вечеринки, но, по какой-то странной закономерности, её лучшая подруга не могла прожить и недели без того, чтобы не «потусить». И каждый раз, когда слишком уж «затусившая» старшеклассница не могла вернуться домой без посторонней помощи, именно Эрика должна была её забирать и доставлять так, чтобы родители ничего не заметили. И сколько бы раз она не старалась вправить подруге мозги или хотя бы смутное чувство стыдливости, за годы общения ей это не удавалось ни разу. Ровно как и Мелиссе ни разу не удавалось заставить Эрику сделать безответственный поступок.
И вот сейчас накануне контрольного теста по химии Эрика вынуждена ездить по всем клубам в их районе ради того, чтобы отыскать распустившуюся подругу.
- Эхей, мышка-малышка! - чья-то рука крепко ухватила её за плечо, и к ней всем телом прижался какой-то парень. Девушка вздрогнула от брезгливости. - Где твои родители? - чужое несвежее дыхание опалило шею, и Эрика почувствовала, как у неё задрожали коленки.
Как отвязываться от подобных тусовщиков, она примерно представляла, но и подумать не могла, что эта теория пригодится. Кто в здравом уме будет клеиться к школьнице?
Девушка, глубоко вздохнув, попыталась успокоиться. Главное в том деле - не паниковать, быть уверенной в себе и своих ответах.
- Мои родители - не то, что должно волновать тебя, - ровным холодным голосом произнесла она, стараясь не выдать дрожи.
- Да-а-а? - протянул парень ей в ухо. - А что же меня должно волновать, м? - он двинул бёдрами под ритм музыки, и девушка с отвращением почувствовала чужое возбуждение.
- Мой парень - выпускник университета. И он занимается американским футболом со средней школы, - нарочито ласково протянула она, сжав в кулак свободную руку так, что ногти впились в кожу.
«Спокойствие и уверенность, спокойствие и уверенность», - словно мантру, повторяла она про себя, стараясь отрешиться и от чужих прикосновений, и от ужасной ситуации в целом. - «Мелисса, это точно последний раз, когда я соглашаюсь идти на твои поиски!»
- Хочешь на личном опыте познакомиться с его знаменитым ударом? - на этот моменте голос слегка вздрогнул, но в общем шуме показалось, будто бы она издала издевательский смешок.
Хватка на плече ослабла окончательно, и девушка вырвала руку и отошла от парня, стараясь не делать резких движений. Он должен понять, что она чувствует себя вполне уверенно и говорит правду, а не блефует.
Парень, схвативший её, оказался куда выше и взрослее, чем Эрика себе представила, и это ещё больше её разволновало. Она порадовалась тому, что во мраке не видно, как сильно она побледнела, иначе «тусовщик» точно бы что-то заподозрил.
- Желания знакомиться с его ударом у меня нет, - не слишком раздосадовано протянул парень, - но если захочется чего-нибудь поинтереснее, - он с усмешкой поиграл бровями, - обращайся.
- Да уж обойдусь, - фыркнула Эрика, мысленно радуясь тому, что всё обошлось.
Больше на неё никто не обращал внимания, и она смогла продолжить поиски. Мелисса нашлась у угловых диванчиков, которые от танцпола были отделены перегородками, поэтому Эрика не сразу смогла заметить подругу. Тусовщица явно наслаждалась своим времяпрепровождением, восседая на коленях какого-то парня и с упоением целуясь с ним. Руки незнакомца уже вовсю хозяйничали под майкой девушки, что ту, похоже, полностью устраивало.
«Не хочется прерывать... А, хотя, вполне хочется», - Эрика решительно схватила подругу за плечо и оторвала от парня.
На неё уставились две пары абсолютно ошалевших взглядов. Наконец, в глазах Мелиссы мелькнуло узнавание, и она разочарованно застонала.
- У-у-у... Не могла подождать ещё немного? - она обвиняюще ткнула Эрику в плечо.
- До тех пор, пока он не разложит тебя прямо на этом диване? - девушка прожгла незнакомца раздражённым взглядом, но куда больше гнева досталось подруге.
Чем она вообще думает?! Как так можно себя вести?
- Ну-ну, Лекси, между прочим, очень порядочный, - пьяно хихикнула Мелисса, вновь склоняясь к лицу парня. - И оч-чень красивый...
Эрика рыкнула, потеряв всякое терпение. Сколько раз она уже вытаскивала Мелиссу из подобных ситуаций? Десятки, если не больше. И, потратив все нервы, пожертвовав часами здорового сна, она получала на следующий день лишь недовольное ворчание подруги. С неё достаточно! Пусть себе делает, что хочет, раз не осознаёт последствий! Может, если дело всё-таки дойдёт до крайности, она задумается над своим поведением.
- Хочешь развлекаться? Отлично! Весёлой тебе ночи! - крикнула она, стремительно разворачиваясь на каблуках и пулей вылетая из душного помещения.
Уже подъезжая к дому, Эрика начала раскаиваться в своей горячности. Но жгучая обида, всё ещё горящая внутри, затыкала голос совести. В конце концов, пора бы уже Мелиссе пользоваться собственной головой и быть хоть чуточку ответственнее. А то, как дело касается учёбы, так сразу можно свалить всё на Эрику, об остальном и заботиться не стоит! Всё сделает Эрика, ведь она такая заботливая, такая понимающая, такая... дура, чёрт возьми! И последнему идиоту ясно, что Мелисса её просто использует! А она и рада.
«Пора бы уже начать ценить себя», - Эрика, стерев ладонью выступившие слёзы, посмотрела на своё отражение в зеркале заднего вида. Встрёпанная, раскрасневшаяся, с громадными кругами под глазами... И почему, интересно, тот парень к ней пристал? Это было отвратительно, но всё же немного льстило, ведь противоположный пол её совершенно не замечал. А тут хоть кто-то принял её за девушку, притом, хоть капельку привлекательную.
Старшеклассница, криво усмехнувшись, покачала головой. Какая же она жалкая... Из друзей только подруга, которая не стесняется её использовать, плюс домашний питомец. Родители ждут от неё высших результатов в учёбе и делают для этого всё, но совершенно не обращают внимания на то, какие отношения связывают их дочь с другими людьми и есть ли они вообще. Она была любима, пожалуй, только её другом детства, но они потеряли контакт из-за давнего переезда, а с новыми людьми ей было слишком сложно сходиться.
«Не время заниматься самобичеванием. Завтра важный тест, и перед ним нужно выспаться», - девушка, глубоко вздохнув, вышла из машины, поставила её на сигнализацию и зашла в дом, стараясь делать всё бесшумно. Ей удалось проскользнуть в свою комнату, не потревожив чутко спящую мать. Только оказавшись в постели, Эрика позволила себе вздохнуть с облегчением. Поворочавшись несколько минут, она крепко заснула.
Её мобильный телефон, оставшийся в куртке внизу, несколько раз вибрировал, но вскоре затих, мигнув экраном.

Следующим утром в экстренном выпуске новостей сообщили о найденном трупе молодой девушки. И в рыдающей женщине, рвущейся к закрытому чёрным мешком телу, Эрика с ужасом узнала мать Мелиссы.

***

Она неожиданно пришла в себя посреди оживлённой улицы. Людей было много. Очень много. Они шли в разных направлениях, поодиночке и в компании. Некоторые перекусывали на ходу, кто-то разговаривал по телефону, попадались и зависающие в гаджетах. Фонари и свет из окон зданий освещали их фигуры, разноцветные огни неоновых вывесок горели нестерпимо ярко.
Вспышки света. Громкая музыка. Мрак. Безумная пляска теней. Капризно надувшая губы девушка, сидящая на коленях у незнакомого парня.
«Моя вина. Моя вина, моя вина, моя вина, моя...» - её руки дрожали так сильно, что она не могла держать мобильный телефон.
Почти десяток пропущенных. Экстренный выпуск новостей. Заходящаяся в горе мать её лучше подруги. Равнодушный голос полицейского.
«Была изнасилована. Нанесено семь ножевых ранений в области лица и груди. Скончалась от потери крови»
Копна спутанных каштановых волос. Изуродованный ошмёток вместо лица. Голубая майка, под которую несколько часов назад проникали чужие руки.
«Канцелярским ножом», - она до сих пор помнила собственный истерический смешок.
Так глупо. Стоило один раз оставить её без присмотра, и вот, что произошло. Обычный канцелярский нож. Такой же, какими они вырезали фигурки из бумаги. И кто-то вот вырезал им новую фигурку, только на живой плоти.
Эрика засмеялась, прижав ладони к лицу.
Как смешно! Школьницу убили школьным инструментом! В этом есть потрясающая ирония. Мелисса не хотела и слышать в школе, так она напомнила о себе таким незабываемым способом. Воистину, от этого никуда не скрыться!
«Моя вина, моя вина, моявинамоявинавоявина...»
Эрика задыхалась от слёз и душащего её смеха, но не могла остановиться. Она стояла посреди оживлённой улицы, среди разноцветья огоньков, среди сотен людей, но никто не смотрел на неё. Все они проходили мимо, не замечая. И шум толпы доносился будто бы сквозь плотную вату.
Она продолжала смеяться, рухнув коленями на тротуар. Она продолжала смеяться, со всей силы ударяя кулаками по асфальту. Она продолжала смеяться, стёсывая костяшки в кровь и не чувствуя боли.
Единственный голубой глаз, едва не вываливающийся из глазницы, смотрел прямо на неё. А на изуродованном лице застыл немой вопрос.
«Почему, Эрика? Почему ты не спасла меня? Почему ты бросила меня?»
- Прости, прости, прости! Прости... Это я виновата, это всё моя вина, - шептала девушка, вцепившись окровавленными пальцами в светлые волосы. - Моя вина, только моя... Не спасла, не помогла, не увела, не осталась, не уговорила... Моя вина, моя вина, моя вина...
Чужие пальцы крепко схватили её за плечо. Чужое несвежее дыхание опалило шею.
- Не хочешь поразвлечься, мышка-малышка?
И незнакомец рассмеялся низким холодным смехом.
«Эрика, помоги! Пожалуйста, Эрика! Помоги, помоги, помогипомогипомоги!»
Она закричала, зажимая уши ладонями, но чужие голоса продолжали давить на неё.
Вспышки света. Громкая музыка. Мрак. Безумная пляска теней. И бесчисленные разноцветный огоньки оживлённой улицы. Всё это исчезло в один миг, будто кто-то щёлкнул переключателем. И она осталась одна среди безумного холода.



@темы: ориджинал, Звёзды призрачных миров, фанфик

Весеннее чаепитие

главная